ЗВЕРЬЁ МОЁ, ВЕРНЕЕ – НАШЕ…

 

У вас когда-нибудь были домашние питомцы, о которых вы могли бы рассказывать часами? У нас были, да и теперь никуда не делись.

Сколько я себя помню, у нас постоянно кто-то был: то собака, то кошка. Даже черепашку держали! Но попугайчиков, хомячков мы не заводили.

В детстве мы с сестрой ухаживали за черепашкой. Потом она (черепашка, конечно!) умерла, так и не оставив следа в нашей памяти. Даже не помню уже, как её звали-то. Помню только, что она овощи ела и всё время спала в коробке под лампочкой (панцирь-то сам по себе вряд ли согреет, если бы вы были сами черепашкой). А ещё она пряталась от нас и мы долго её искали.

А потом, через несколько лет её не стало.

 

А потом началась «собачье-кошачья» эпопея. Кошки и собаки сменялись у нас со скоростью метеора. Кошки всегда к котам убегали и не возвращались, а вот собаки – о них отдельная история.

 

Первая собака появилась у нас в 1986 году. Мы купили сестре чёрно-пегого щенка колли, девочку, назвали Амингой. За весь период своей жизни она не раз удивляла нас своей догадливостью и умом. И даже умела искусно притвориться умирающей, чтобы мы взяли её на дачу.

В те времена у нас был автомобиль, и Амина любила забираться на переднее сиденье, радом с водителем. Она никому не позволяла занимать это место. Если кто пытался сесть, то собака буквально выцарапывала неудачливого седока со своего «трона». Ей явно нравилось ездить, глядя на дорогу и по сторонам.

 

На даче она даже попыталась посадить цветок. Нет, реально! Мама рассказывала. Она, мама, сажала цветы, а Амина стояла рядом и наблюдала. Вдруг она сорвалась с места, раскопала лунку и, взяв саженец в зубы, ждала дальнейших распоряжений от хозяйки. Та была в шоке.

 

В 90-е, когда ко мне должны были прийти гости на день рождения и опаздывали, Аминга села за несервированный ещё стол, изо всех сил хряпнула лапой по столу и с возмущением заскулила. Явно хотела сказать: «Где, мол, твои гости? Я есть хочу!». Мы всегда подкармливали Амину вкусненьким, когда сами ели. Вот и теперь она надеялась на продолжение банкета.

 

У неё была дочка, тоже колли, окраса блю-мерль («мраморный»). Глупенькая, правда, но это не мешало нам её любить. Глупенькая оттого, что родилась позже всех своих братьев-сестёр. Амине делали кесарево и Златочку просто забыли в животе мамаши. Потом доктор всё же вытащила щенка на свет божий. Я сама видела, присутствовала на операции.

 

У Златы Первой не было стольких достоинств, как у её мамаши, но зато была красивая шерсть и изумительная походка.

Они обе бывали на выставках и вынесли оттуда свои заслуженные медали (у Аминги медалей было больше). И обе любили спать на диванах и в креслах.

Аминга потом тяжело заболела и её пришлось усыпить. Это произошло в 1997 году. Ей бы сейчас было 13 лет – возраст, очень почтенный для собаки.

Златочка умерла через год, тоже заболев. Она ушла сама…

Мама долго горевала о «своих девочках».

 

Потом в нашей жизни появился бравый немецкий овчар, почему-то живший на помойке. Мы не могли понять, почему такой роскошный пёс бомжевал…

Мы его откормили, выходили, вылечили. Он отплатил нам благодарностью. А как же иначе? Собаки – они ведь такие. Альф (так мы назвали пса) всюду ходил за нами, помогал сумки с рынка носить (в зубах таскал!), на что встречные и соседи  изумлялись и улыбались. А мы гордились таким замечательным псом! Жил бы он у нас и дальше, если бы не заболел… В его смерти были отчасти виноваты ветеринары, ошибочно поставившие опасную для Альфика вакцину. Наверняка, врачи просто не захотели толком разобраться и, как обычно, наляпали… А Альфа уже не вернуть…

 

Следующий пёс, тоже мальчик, колли, Джек. Его мы отвоевали у жестоких хозяев. Те плохо обращались с собакой, и Джек до конца жизни был обозлённый на жизнь и на людей. Верно говорят, что «Собака бывает кусачей только от жизни собачьей». Джек и нас поздно признал. Его по болезни тоже пришлось усыпить.

 

После его смерти мы просто брали собак на передержку от приютов. Одновременно держали кошку. С кошками у нас самые неопределённые воспоминания. И, может, самые отрицательные. Они, простите за грубость, жрали и срали. Причём гадили большинство кошек просто из вредности. Только одна кошка заняла прочное место в нашей жизни. Её звали Катерина. Это была такая белая с пятнышками кошара, и с голубыми глазами.

И, как вы, наверное, правильно догадались, Катерину тоже постигла печальная участь: Катька чем-то отравилась и умерла.

Наверное в нашем доме энергетика такая, что все мрут)))

Нет, всё-таки не все: большинство кошаков уходили гулять и с концами.

Сейчас у нас снова есть собака, тоже колли и тоже «мраморного» окраса. Уж не знаю, где мы её нашли (я была в больнице около месяца, да в санатории долечивалась после операции). Собака шикарная (тьфу-тьфу, чтоб не сглазить). Только один маленький недостаток: уж чересчур звонко лает на сигнал домофона. Очень любит играть – игрушки её по всей квартире. А ещё у нас теперь есть кошка. У сестры маленький масява, а кошку им держать нельзя, и Муську «сплавили» нам. Сейчас она ходит по квартире, но мы всегда слышим, где она перемещается (у Муськи на ошейнике бубенчик висит). А ещё они со Златкой (нынешнюю собаку тоже зовут Златой) носятся как метеоры.

Одно время они скооперировались было: кошара таскала мясо со стола и передавала Златке, но мы быстро пресекли это «правонарушение».

 

Теперь у нас пока всё в порядке, делим пространство с домашней фауной и нам хорошо.



Copyright MyCorp © 2021