Глава 9. Пирог, клинок и вёсла

Плавание по подземной реке проходило как по маслу. Командор расслабился и, не переставая, впрочем, грести, распевал воинственные песни. Луна плыла пассажиром, изредка подменяя на вёслах Копалку, когда крот сверялся с картой. Ежиха карты не видела, а просто, волнуясь, ждала опасного момента пути. И повторяла про себя, что ничего плохого случиться не может…

…Угорь заметил лодку уже у самого входа в стремнину. Ревущий поток был последним отрезком дороги к морю. В кошмарах Луны это длилось бесконечно, на деле же, если верить землеройкам, мучиться предстояло пару часов.

Да вот только насчёт угря клан Гуосим ошибся. Исполинская рыба была, конечно, ленивой и могла прокормиться более доступной добычей, нежели шумные и вооружённые экипажи лодок. К тому же землеройки обычно носились по подземной реке целыми флотилиями. Но рэдволльцев-то было только трое в одиноком судёнышке! И угорь решил не так чтобы напасть, а хотя бы поглядеть, что за сумасшедшие, непривычные существа появились в его владениях.

На беду, он сунулся за лодкой, будучи слишком близко от стремнины, от которой обычно старался держаться подальше. Поток унёс судёнышко и втянул в узкий туннель угриную голову, а за ней и всё тело. Теперь ни попятиться, ни развернуться. Остаётся одно: попытаться догнать, раз уж добыча под носом. А там пусть выносит в море!

* * *

– Сзади! – завопила Луна, давно следившая за потоком с кормы.

Командор с Копалкой на миг обернулись и тут же изо всех сил налегли на вёсла. Но расстояние между угрём и лодкой неуклонно сокращалось.

Чудовище плеснуло хвостом по воде. Поднятая волна подняла судёнышко на гребень и развернула под углом к течению. В следующую секунду лодка съехала с водяной горы, и выдра с кротом едва успели выправить судно.

– Проклятие! – надрываясь, кричал Командор. – Не могу выпустить вёсел, а то угостил бы его стрелой!

Угорь примеривался, как бы всё-таки потопить лодку. Впрочем, хвост его был гораздо дальше от добычи, нежели голова. Так что проще было обрушиться сверху на корму…

Луна инстинктивно выставила перед собой клинок водноежей. Копалка всё же бросил вёсла и в каком-то отчаянном порыве запустил в разверстую пасть врага огромным пирогом, лежавшим в дорожной суме ещё с самого аббатства:

– Рэдвооооооолл!!!

Пирог застрял в угриной глотке. Чудовище захрипело, отклонилось от первоначального направления и ухнуло головой в воду рядом с бортом. Распоров при этом бок клинком Луны.

Вода окрасилась кровью, очередная волна прибавила судну скорости. А уже в конце туннеля еле отдышавшиеся звери увидели, что исполинская рыбина всплыла брюхом вверх.

– Бурр… Командор, передохни! Она того… околела!

– Эх, а я всё пропустил…

– Ты вёл корабль, – утешила его Луна. – Спасал нас если не от погони, то от опасности перевернуться или врезаться в стену.

– Вот сейчас зазнаюсь, упущу момент, и мы утонем на выходе! Отставить разговорчики капитану под лапу!

 

Глава 10. Лунно-солнечное затмение

Китозавр с Морсолом коротали время на берегу. Точнее, исполинское создание пряталось в воде, только голову из полыньи высовывало – уверяло, что так теплее. Молодой водноёж лениво втыкал свой короткий меч в песок, перемешанный с тающими льдинками, и изредка посматривал на небо.

– Что ты там хочешь увидеть? – поинтересовался китозавр. – Уж там-то точно съедобного ничего нету, хнык!..

– Я ищу луну, – проникновенно сказал Морсол. – Она уже почти умерла и не выходит днём. Но, может быть…

– Да что там может? Несколько дней её не будет, потом опять расти начнёт… Только у нас на озере она видна исключительно по ночам. Да ну её, в общем, эту луну – её ведь нельзя съесть!

– Эх ты, крошечный, только и думаешь, что о еде! Сам ведь сознался, что в фазах луны разбираешься!

– Так потому, что рыба на свет реагирует!

– Рыба – это, конечно, вопрос больной. Но ты всё-таки не романтик. По-моему, луна – это тоже ёжик. Вернее, большая, красивая небесная ежиха.

– Вот чудик-то, луна – это большой светляк… Смотри, сюда кто-то идёт! Какие-то странные животные, одно на тебя похоже!

Раньше, чем обернулся, Морсол услышал голос Командора выдр:

– Мир тебе, добрый зверь! Ты, случаем, не водноёж?

– Я – он, – молодой воин поклонился пришельцам и пошёл им навстречу. – Какими судьбами занесло вас к нашей крепости? Откуда и куда путь держите?

Тут Морсол увидел Луну и застыл с разинутым ртом. Ежу показалось: вот оно, его возлюбленное светило, потому-то и нет его в небесах…

У ежихи тоже перехватило дыхание. В этом мире она уже встречала многих своих соплеменников. Но или старых, толстых, хлопотливых (и в большинстве случаев женатых), или совсем маленьких… А сейчас перед Луной стоял настоящий ежиный принц, молодой, смелый, весь в золотом сиянии. Теперь она поняла: ради этой встречи подарено ей ежиное обличье, раскрыта её подлинная сущность.

– Привет! – сказала Луна. – Меня вызвали – и я пришла. Вот, возвращается к водноежам, – она отцепила от перевязи меч Морсола и подала законному владельцу.

– Ой! – отмер молодой водноёж. – Я так и знал, что моё оружие оказалось на луне! – он взял клинок из лап прекрасной ежихи и благоговейно поцеловал лезвие.

– Ой, меня в самом деле Луна зовут!

– С ума сойти! Я о таком и мечтать не смел! А меня зовут Морское Солнце, можно просто Морсол.

– Очень рада познакомиться! Ты и впрямь на солнышко похож!

– Досточтимый водноёж Морсол! – решил вклиниться Командор. – Твоё чудесное оружие оказалось в достойных лапах. Юная Луна с его помощью сразила громадного угря. Его должна была вынести в океан подземная река. Я надеюсь, вы не откажетесь принять в дар от аббатства Рэдволл столько превосходной рыбы?

– Спасибо! – поклонился водноёж. – В крепости сейчас мало кто бодрствует, но голодно, право слово, голодно. Луна, ты услышала мои молитвы и пришла!

Ежиха не успела возразить. Из моря подало голос необычайное создание:

– Целого гигантского угря? А-а-а мне, хнык!

– Мама! – подскочил Копалка. – Ещё кто-то огромный! Да к тому же говорящий, хурр!

– Не бойся, добрый крот! – стал успокаивать его Морсол. – Это мой приятель, китозавр. Он совсем не страшный, он случайно попал сюда из другого мира и очень хочет домой. О! Кажется, дружище, теперь мы сможем тебе помочь! Раз уж мой меч вернулся ко мне…

– Сначала угрём покормите… а-а-а!!! Я маленький!

 

Глава 11. Загадки и ловушки

После долгих и довольно бестолковых объяснений звери наконец разобрались, кто из какого мира пришёл. Луна открылась почти во всём. Кроме того, что ежиный облик не является её изначальным. Всё равно не поймут, да и потом – ведь это её истинная сущность!

– Но ведь ты такая же, как мы, рэдволльцы! – Командор никак не мог прийти в себя от удивления.

– Именно, – улыбнулась Луна. – Поэтому я и не смогла жить в том мире, в котором родилась. Потому-то, когда появился проход между мирами, меня сразу повлекло сюда. И в конце концов меч Морсола попал ко мне.

– Значит, ты с его помощью прорубила другой выход! – водноёж посмотрел на неё с обожанием.

– Ну да, другой, не так далеко от аббатства Рэдволл! Про этот я не знала, да он и подводный, и тройной к тому же..

– Ой, бурр… – вмешался Копалка. – А вдруг это… тот выход, что возле аббатства, тоже ведёт в какое-нибудь жуткое место? Вдруг оттуда чудища вылезут, хурр!.. – крот так выразительно посмотрел на китозавра, что тот сразу захныкал.

– А! – махнул лапой Командор. – Сейчас нырнём, вернём китика его мамочке, закроем проход – а потом домой, второй закрывать!

– Как у тебя всё просто… хурр. А я вам скажу, звери, что того… ощущаю я эту морскую дыру, и не нравится мне, каким духом оттуда тянет, бурр!..

– А, это из нашего мира! – бросила ежиха. – Не надо китика обижать, его мир тут не при чём.

– Луна, это… нехорошо хаять место, где на свет появился! Я так скажу, звери: дыры – это того… непорядок! И каждому положено жить у себя, вот!

Глаза обоих молодых ежей одновременно наполнились слезами. Командор фыркнул:

– Жить – может, и да, но в гости-то ходить никто не запрещает! А чудищ мы прибьём – правда, Морсол? Если будут чудища – пока ни одного в упор не вижу. Зато вижу одного чудацкого крота. Дружище Копалка, ты за этим вдохновил нас на поход? Чтобы теперь сказать, что у нас под стенами аббатства непорядок? Тебе там, рядом с дырой, этого видно не было?

– Не было… бурр. Я здесь к ней ближе, то есть к этой, здешней, чем там к той был, хурр. Я никогда от вас ничего не утаивал. Было это… смутное что-то, вот и выкладывал что есть… Вот если я того… сам в эту дыру влезу – тогда точно скажу, что там на том выходе!

– Копалка, не надо! – встревожилась Луна, тут же забыв, что крот её обидел. – Ты же воды боишься, а там глубоко и холодно!

– Не бойся, колючая барышня, домой не выпихну! И ты, бурр… Солнце Морское, крысой на меня не гляди. Это Командор с меня того… правды хочет, да.

– Да я вовсе не в обиде за приключения, наоборот! Просто твоё поведение, мягко говоря, странно. Но ты вовсе не обязан что-то мне доказывать!

– А я всё-таки докажу, бурр!.. Так и для Рэдволла будет всяко лучше!

…В итоге под воду полезли все пятеро. Стремящийся домой китозавр. Чета ежей с волшебным мечом. Командор, жаждущий сунуть нос в чужие миры. И задетый за живое крот.

Китик нырнул быстро, чтобы пассажиры не успели ни испугаться, ни задохнуться. Так же мгновенно Морсол повернул лезвие в точке, где сходились три луча. Второй раз клинок повернула Луна – так было верней. И тут же водноёж, мысленно попрощавшись с огромным другом, рванул за лапы свою богиню и Копалку и потащил их вверх. За Командора Морсол не слишком опасался. И, как оказалось, напрасно. Трое всплывающих успели увидеть, как отогнулся кусок пространства, забрезжил свет – и туда, в сияние, вслед за китозавром уплыла выдра.

Ежи и крот выбрались на льдину. Копалка часто дышал, хватал ртом воздух и в конце концов осел на лапы товарищей.

– Ну вот, – еле выговорил крот, – Командор теперь не узнает, бурр… Хотя отчего… он ещё вернётся. Да и этот… громадный… тоже соскучится, хурр!.. Вы ещё не раз их впустите… и выпустите… А на том входе ничего опасного нету… Только закройте его всё ж таки… мало ли кто от Луны придёт… Ох… с этими дырьями.. даже в Тёмный лес не попаду… как все приличные звери, бурр… Духом ворот стану… тех, что возле аббатства… там меня схороните… а потом того… сторожите здесь ворота, не расставайтесь…

Глаза Копалки закрылись. Луна и Морсол держались за лапы и не вытирали слёз. А в воздухе уже разливалось, пока едва уловимое, дыхание близкой весны.

 

Вместо эпилога

«Папочка, здравствуй!

Прости, пожалуйста, что не получал от меня по письму в день, как я обещала, уходя сюда. Просто проходов между этим миром и нашим всего два, и они находятся на большом расстоянии один от другого. Надеюсь, что остаточная магия хотя бы доставит мои записки так, чтобы тебе не пришлось ждать их слишком долго. Там описаны все мои приключения в Рэдволле и сопредельных краях. Но одно только: я отсюда уже не выберусь. Если выберусь – то только в гости и не выходя из ежиного обличья. Я уже не могу быть другой. И я оказалась одним из стражей проходов. И на самом деле – ты только не пугайся! – я выхожу замуж. За ежа. Ты о нём всё узнаешь из моих записок.

Прости. По-другому нельзя было. Зато теперь тридцатое февраля закончилось и никогда больше не придёт!..

Твоя колючая дочка,

всё же любящая тебя как умеет».

Задумано: сентябрь 2005, ГКГ МВД РФ

Записано: ноябрь-декабрь 2005

 



Copyright MyCorp © 2020